Лысые горы 1 том война и мир

Среднее время чтения страницы: 12 минут. Фрейлина и приближенная императрицы Марии Федоровны Анна Павловна Шерер, не смотря на свой грипп, принимает у себя гостей. Одним из первых гостей она встречает князя Василия Курагина. Их разговор постепенно от обсуждения ужасающих действий Антихриста-Наполеона и светских сплетен переходит к темам задушевным. Женщина тут же предлагает подходящую кандидатуру — свою родственницу княжну Болконскую, живущую со скупым, но богатым отцом. Глава 2 К Шерер съезжаются многие видные люди Петербурга: князь Василий Курагин, его дочь, прекрасная Элен, известная как самая обворожительная женщина в Петербурге, его сын Ипполит, жена Князя Болконского — беременная молодая княгиня Лиза, и другие.

XXII. В Лысых Горах, имении князя Николая Андреевича Болконского, ожидали с каждым днем приезда молодого князя Андрея с княгиней; но ожидание. Лысые Горы: к символическому значению топонимики в "Войне и мире" Именно этот эпизод описывает Л. Н. Толстой в романе "Война и мир" В дальнейшем текст "Войны и мира" цитируется по этому изданию; том 1, гл. XVI [VII; 67]). Мудрый Кутузов характеризует путь князя Андрея: "Я знаю, твоя.

Ранчин А. Лысые Горы: к символическому значению топонимики в "Войне и мире" Название "Лысые Горы" весьма выразительно и необычно. Недавно на страницах газеты "Литература" Е. Полтавец предложила толкование названия имения Болконских как символического; по ее мнению, Лысые Горы ассоциируются с горой Голгофой собственно, это имя значит "Череп", "Лобное место" , на которой был распят Христос. Лысые Горы наделены значением священного пространства. Это имя указывает на "христоподобие" князя Андрея Болконского как мученика: князь Андрей, не спасающийся от гранаты на Бородинском поле и жертвующий собою, подобен Христу, добровольно принимающему крестную смерть. Священный ореол Лысых Гор проявляется, как считает Е.

Война и мир

Том 1. Часть 1. Глава XXII В Лысых Горах, имении князя Николая Андреевича Болконского[ 1 ], ожидали с каждым днем приезда молодого князя Андрея с княгиней; но ожидание не нарушило стройного порядка, по которому шла жизнь в доме старого князя. Генерал-аншеф князь Николай Андреевич, по прозванию в обществе le roi de Prusse[ 2 ], — с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей, и при ней компаньонкой, m-lle Bourienne[ 3 ]. И в новое царствование, хотя ему и был разрешен въезд в столицы, он также продолжал безвыездно жить в деревне, говоря, что ежели кому его нужно, то тот и от Москвы полтораста верст доедет до Лысых Гор, а что ему никого и ничего не нужно. Он говорил, что есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и что есть только две добродетели: деятельность и ум. Он сам занимался воспитанием своей дочери и, чтобы развить в ней обе главные добродетели, давал ей уроки алгебры и геометрии и распределял всю ее жизнь в беспрерывных занятиях.

Том третий. Часть вторая

Том 1. Часть 1. Глава XXII В Лысых Горах, имении князя Николая Андреевича Болконского[ 1 ], ожидали с каждым днем приезда молодого князя Андрея с княгиней; но ожидание не нарушило стройного порядка, по которому шла жизнь в доме старого князя. Генерал-аншеф князь Николай Андреевич, по прозванию в обществе le roi de Prusse[ 2 ], — с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей, и при ней компаньонкой, m-lle Bourienne[ 3 ].

И в новое царствование, хотя ему и был разрешен въезд в столицы, он также продолжал безвыездно жить в деревне, говоря, что ежели кому его нужно, то тот и от Москвы полтораста верст доедет до Лысых Гор, а что ему никого и ничего не нужно. Он говорил, что есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и что есть только две добродетели: деятельность и ум. Он сам занимался воспитанием своей дочери и, чтобы развить в ней обе главные добродетели, давал ей уроки алгебры и геометрии и распределял всю ее жизнь в беспрерывных занятиях.

Сам он постоянно был занят то писанием своих мемуаров, то выкладками из высшей математики, то точением табакерок на станке, то работой в саду и наблюдением над постройками, которые не прекращались в его имении. Так как главное условие для деятельности есть порядок, то и порядок в его образе жизни был доведен до последней степени точности.

Его выходы к столу совершались при одних и тех же неизменных условиях, и не только в один и тот же час, но и минуту. С людьми, окружавшими его, от дочери до слуг, князь был резок и неизменно требователен, и потому, не быв жестоким, он возбуждал к себе страх и почтительность, каких не легко мог бы добиться самый жестокий человек. Несмотря на то, что он был в отставке и не имел теперь никакого значения в государственных делах, каждый начальник той губернии, где было имение князя, считал своим долгом являться к нему и точно так же, как архитектор, садовник или княжна Марья, дожидался назначенного часа выхода князя в высокой официантской.

И каждый в этой официантской испытывал то же чувство почтительности и даже страха, в то время как отворялась громадно-высокая дверь кабинета и показывалась в напудренном парике невысокая фигурка старика с маленькими сухими ручками и серыми висячими бровями, иногда, как он насупливался, застилавшими блеск умных и молодых блестящих глаз.

В день приезда молодых, утром, по обыкновению, княжна Марья в урочный час входила для утреннего приветствия в официантскую и со страхом крестилась и читала внутренно молитву. Каждый день она входила и каждый день молилась о том, чтоб это ежедневное свидание сошло благополучно. Из-за двери слышались равномерные звуки станка. Княжна робко потянула за легко и плавно отворяющуюся дверь и остановилась у входа.

Князь работал за станком и, оглянувшись, продолжал свое дело. Огромный кабинет был наполнен вещами, очевидно, беспрестанно употребляемыми.

Большой стол, на котором лежали книги и планы, высокие стеклянные шкафы библиотеки с ключами в дверцах, высокий стол для писания в стоячем положении, на котором лежала открытая тетрадь, токарный станок, с разложенными инструментами и с рассыпанными кругом стружками, — все выказывало постоянную, разнообразную и порядочную деятельность.

По движениям небольшой ноги, обутой в татарский, шитый серебром, сапожок, по твердому налеганию жилистой, сухощавой руки видна была в князе еще упорная и много выдерживающая сила свежей старости.

Сделав несколько кругов, он снял ногу с педали станка, обтер стамеску, кинул ее в кожаный карман, приделанный к станку, и, подойдя к столу, подозвал дочь. Он никогда не благословлял своих детей и только, подставив ей щетинистую, еще не бритую нынче щеку, сказал, строго и вместе с тем внимательно-нежно оглядев ее: — Здорова?..

Он взял тетрадь геометрии, писанную его рукой, и подвинул ногой свое кресло. Княжна пригнулась к столу над тетрадью. Лицо княжны покрылось красными пятнами при виде письма.

Она торопливо взяла его и пригнулась к нему. Третье прочту. Княжна испуганно взглядывала на близко от нее блестящие глаза отца; красные пятна переливались по ее лицу, и видно было, что она ничего не понимает и так боится, что страх помешает ей понять все дальнейшие толкования отца, как бы ясны они ни были.

Виноват ли был учитель, или виновата была ученица, но каждый день повторялось одно и то же: у княжны мутилось в глазах, она ничего не видела, не слышала, только чувствовала его дыхание и запах и только думала о том, как бы ей уйти поскорее из кабинета и у себя на просторе понять задачу.

Старик выходил из себя: с грохотом отодвигал и придвигал кресло, на котором сам сидел, делал усилия над собой, чтобы не разгорячиться, и почти всякий раз горячился, бранился, а иногда швырял тетрадью. Княжна ошиблась ответом.

Он придвинулся и продолжал толкование. А чтобы ты была похожа на наших глупых барынь, я не хочу. Стерпится — слюбится.

Она хотела выйти, он остановил ее жестом и достал с высокого стола новую, неразрезанную книгу. А я ни в чью веру не вмешиваюсь...

Ну, ступай, ступай! Он потрепал ее по плечу и сам запер за нею дверь. Княжна Марья возвратилась в свою комнату с грустным, испуганным выражением, которое редко покидало ее и делало ее некрасивое, болезненное лицо еще более некрасивым, села за свой письменный стол, уставленный миниатюрными портретами и заваленный тетрадями и книгами. Княжна была столь же беспорядочна, как отец ее порядочен. Она положила тетрадь геометрии и нетерпеливо распечатала письмо. Письмо было от ближайшего с детства друга княжны; друг этот был та самая Жюли Карагина, которая была на именинах у Ростовых.

Зеркало отразило некрасивое, слабое тело и худое лицо. Глаза, всегда грустные, теперь особенно безнадежно смотрели на себя в зеркало.

Жюли, однако, не льстила своему другу: действительно, глаза княжны, большие, глубокие и лучистые как будто лучи теплого света иногда снопами выходили из них , были так хороши, что очень часто, несмотря на некрасивость всего лица, глаза эти делались привлекательнее красоты.

Но княжна никогда не видела хорошего выражения своих глаз, того выражения, которое они принимали в те минуты, когда она не думала о себе. Как и у всех людей, лицо ее принимало натянуто-неестественное, дурное выражение, как скоро она смотрелась в зеркало. Il a surtout tant de franchise et de cur. Tout cela est encore trop frais. Mais vous sentez bien que je ne me soucie nullement de le devenir.

Mais assez de bavardage comme cela. Lisez le livre mystique que je vous envoie et qui fait fureur chez nous. Je vous embrasse comme je vous aime. Княжна подумала, задумчиво улыбнулась причем лицо ее, освещенное лучистыми глазами, совершенно преобразилось и, вдруг приподнявшись, тяжело ступая, перешла к столу.

Она достала бумагу, и рука ее быстро начала ходить по ней. Sous ce rapport je ne suis rigide que pour moi. Je comprends ces sentiments chez les autres et si je ne puis approuver ne les ayant jamais ressentis, je ne les condamne pas. Que Dieu nous garde de ce terrible malheur! Je ne me permets pas de le juger, et je ne voudrais pas que les autres le fassent[ 13 ].

Княжна взглянула на часы и, заметив, что она уже пять минут пропустила то время, которое должна была употреблять для игры на клавикордах, с испуганным видом пошла в диванную. Между двенадцатью и двумя часами, сообразно с заведенным порядком дня, князь отдыхал, а княжна играла на клавикордах. Из дальней стороны дома, из-за затворенных дверей слышались по двадцати раз повторяемые трудные пассажи Дюссековой сонаты[ 14 ].

В это время подъехала к крыльцу карета и бричка, и из кареты вышел князь Андрей, высадил свою маленькую жену и пропустил ее вперед. Седой Тихон, в парике, высунувшись из двери официантской, шепотом доложил, что князь почивают, и торопливо затворил дверь. Тихон знал, что ни приезд сына и никакие необыкновенные события не должны были нарушать порядка дня.

Князь Андрей, видимо, знал это так же хорошо, как и Тихон; он посмотрел на часы, как будто для того, чтобы поверить, не изменились ли привычки отца за то время, в которое он не видал его, и, убедившись, что они не изменились, обратился к жене. Пройдем к княжне Марье, — сказал он. Маленькая княгиня потолстела за это время, но глаза и короткая губка с усиками и улыбкой поднимались так же весело и мило, когда она заговорила.

Allons doucement, il faut la surprendre[ 16 ]. Князь Андрей шел за ней с учтивым и грустным выражением. Перед комнатою, в которой слышны были клавикорды, из боковой двери выскочила хорошенькая белокурая француженка. M-lle Bourienne казалась обезумевшею от восторга. Князь Андрей остановился и поморщился, как будто ожидая чего-то неприятного. Княгиня вошла. Пассаж оборвался на середине; послышался крик, тяжелые ступни княжны Марьи и звуки поцелуев. Когда князь Андрей вошел, княжна и княгиня, только раз на короткое время видевшиеся во время свадьбы князя Андрея, обхватившись руками, крепко прижимались губами к тем местам, на которые попали в первую минуту.

M-lle Bourienne стояла около них, прижав руки к сердцу и набожно улыбаясь, очевидно столько же готовая заплакать, сколько и засмеяться. Князь Андрей пожал плечами и поморщился, как морщатся любители музыки, услышав фальшивую ноту. Обе женщины отпустили друг друга; потом опять, как будто боясь опоздать, схватили друг друга за руки, стали целовать и отрывать руки и потом опять стали целовать друг друга в лицо, и совершенно неожиданно для князя Андрея обе заплакали и опять стали целоваться.

M-lle Bourienne тоже заплакала. Князю Андрею было, очевидно, неловко; но для двух женщин казалось так естественно, что они плакали; казалось, они и не предполагали, чтобы могло иначе совершиться это свидание.

Ah Marie!.. Marie, vous avez maigri... Князь Андрей поцеловался с сестрою рука в руку и сказал ей, что она такая же pleurnicheuse[ 22 ], как всегда была. Княжна Марья повернулась к брату, и сквозь слезы любовный, теплый и кроткий взгляд ее прекрасных в ту минуту, больших лучистых глаз остановился на лице князя Андрея.

Княгиня говорила без умолку. Короткая верхняя губка с усиками то и дело на мгновение слетала вниз, притрагивалась, где нужно было, к румяной нижней губке, и вновь открывалась блестевшая зубами и глазами улыбка. Княгиня рассказывала случай, который был с ними на Спасской горе, грозившей ей опасностью в ее положении, и сейчас же после этого сообщила, что она все платья свои оставила в Петербурге и здесь будет ходить Бог знает в чем, и что Андрей совсем переменился, и что Китти Одынцова вышла замуж за старика, и что есть жених для княжны Марьи pour tout de bon[ 23 ], но что об этом поговорим после.

Княжна Марья все еще молча смотрела на брата, и в прекрасных глазах ее были и любовь и грусть. Видно было, что в ней установился теперь свой ход мысли, не зависимый от речей невестки.

Она в середине ее рассказа о последнем празднике в Петербурге обратилась к брату. Lise вздохнула тоже. Лицо княгини изменилось. Она вздохнула. Это очень страшно... Губки Лизы опустились. Она приблизила свое лицо к лицу золовки и опять неожиданно заплакала. Сведи ее к себе, а я пойду к батюшке.

«Война и мир» 1 том – краткое содержание

Война и мир. Том третий. Часть вторая V От Смоленска войска продолжали отступать.

Отъезд князя Андрея на войну (анализ 25 главы часть 1 книги 1 романа Л. Н. Толстого «Война и мир»)

Андрей Михайлович Ранчин 1964 — историк русской литературы; доктор филологических наук, преподаватель филологического факультета МГУ. Толстого Толстой Л. Лысые Горы наделены значением священного пространства. Священный ореол Лысых Гор проявляется, как считает Е. Наконец, согласно мнению исследовательницы, Лысые Горы — своеобразная символическая замена святого города Киева. Ведь кое-кто из странников совершал паломничество в Киев к киевским святым горам, по летописной легенде, благословленным апостолом Андреем ; одну из странниц, привечаемых княжной Марьей, зовут Федосеюшка Феодосия , и это имя напоминает о великом киевском святом Феодосии Печерском. Полтавец обратила внимание на совпадение слова Горы в названии имения и гор как символически осмысленного ещё в ранней древнерусской словесности элемента киевской топографии; не прошло мимо её внимания и тезоименитство князя Андрея и апостола Андрея. Полтавец, бесспорно, однако данное ею толкование, как я полагаю, сомнительно. Прежде всего, соотнесённость смертельного ранения князя Андрея Болконского с крестной смертью-жертвой Христа едва ли существует.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Краткое содержание - Война и мир. Том 1

Символика в «Войне и мире»

Краткое содержание. Особенности романа. Часть вторая Том третий. Часть вторая После отъезда князя Андрея на войну старый Болконский начал прежнюю жизнь, занимался постройками и садами, прекратил все отношения с мадемуазель Бурьен. Княжна Марья продолжала заниматься с маленьким Николаем, читать и общаться с божьими людьми. О войне она думала как женщина, не придавая значения военным действиям сторон, но сильно тревожась о брате.

героев в Москве, Петербурге и Лысых Горах. Вторая – военные действия в Часть 1. Глава 1. События первой части первого тома «Война и мир». Лысые Горы: к символическому значению топонимики в «Войне и мире» Именно этот эпизод описывает Л.Н. Толстой в романе «Война и мир»” (​Лапин Вл. Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят. 1, гл. XVI). Мудрый Кутузов характеризует путь князя Андрея: “Я знаю, твоя​. Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Отъезд князя Андрея на войну 25 глава первой части первого тома повествует об отъезде князя Андрея «​Тихая жизнь и спокойное семейное счастье в Лысых горах» представятся ему.

Есть что добавить? Толстого — это роман, на страницах которого раскрывается сложный внутренний мир множества героев. У каждого из них жизнь наполнена событиями, которые, по задумке автора, обязательно оказывают влияние на человека, приводя его на путь самосовершенствования.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ВОЙНА и МИР - Краткое содержание по главам. Том 1; ч. 1; гл. 1-25 - semashkov.ruй
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных